ПОЛУЧИТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ У АЛЕКСАНДРА БИРЮКОВА Узнать подробнее

Онлайн-курс «Мужчина – глава семьи» для мужчин и «Добрая жена» для женщин Узнать подробнее

 

Первый раздел главы "Чем мужчина отличается от женщины" из книги "Ненастоящий мужчина"

ЧЕМ МУЖЧИНА ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ЖЕНЩИНЫ?

Александр Бирюков

(из книги "Ненастоящий мужчина")

1.1. Мужчина, женщина и учёные

Все мы привыкли доверять науке. Ссылки на научные журналы, имена учёных, статистические выкладки заставляют нас принимать информацию как факт. Собственно, я и сам ей доверяю хотя бы потому, что, будучи учёным, занимался и занимаюсь ею. Но в этом доверии и кроется ловушка.

На всём протяжении бытия человечества наука была зависимой. Это факт почти для всех её отраслей – исключая разве что точные науки и часть естественных, вроде астрономии, физики, химии. Я не стану прослеживать и перессказывать весь исторический путь науки, приведу только несколько примеров, которые позволят объяснить то, о чём я хочу сказать.

В средние века наука зависела от религии и полностью подчинялась ей. Всё, что не соответствовало религиозным догмам, объявлялось ересью. Право на существование имело только то, что умещалось в рамки церковной идеологии. Можно ли доверять результатам научных исследований, полученным при таком подходе? Только с очень большой осторожностью.

В Советском Союзе наукой имело право называться только то, что не противоречило линии партии. Не только гуманитарные – даже естественные науки были обязаны основываться на марксистско-ленинской идеологии. А она утверждала, что на всё, от поведения человека до размножения растений, влияют исключтельно социальные факторы, тогда как биология, наследственность не имеет никакого значения. Так появились работы Лысенко, «теория живого вещества» Лепешинской и прочие труды, которые были в русле марксизма-ленинизма, но к действительной картине мира не имели никакого отношения. Критики этих теорий, опровергнутых впоследствии, подвергались репрессиям.

Печальная судьба была у тех наук и учений, которые по какой-либо причине не соответствовали марксизму-ленинизму или – о ужас! – противоречили ему. Они тут же объявлялись буржуазной, реакционной лженаукой, мракобесием, а учёные, работавшие в этих направлениях подвергались репрессиям. Были ли в те времена достоверные статьи? Конечно. Но они растворялись в море теорий живого вещества.

В конце XIX - начале XX вв в Европе и США в научных кругах существовала теория о неполноценности негров (а в США - ещё и индейцев). Конечно, она не соответствовала действительности, но кого это волновало, если она соответствовала проводимой политике?

В фашистской Германии сотни и тысячи учёных работали над поиском (точнее, выдумыванием) «доказательств» превосходства одной расы, нации над другими. Любому подобному «открытию» рукоплескали, любое опровержение идеи считали ошибкой. Были ли в фашистской Германии учёные, которые занимались не угодничеством правящей партии, а непредвзятой наукой? Разумеется. Но они терялись в толпах заказных исследователей.
Какое отношение это имеет к современности? Самое прямое – с тех пор ровным счётом ничего не изменилось. Наука по-прежнему отрабатывает идеологический заказ.

В эпоху победившего «гуманизма» и «прав человека» давление с помощью репрессий вышло из моды. Нынче это считается варварством. На смену физических репрессий пришло экономическое и репутационное давление.

Так уж получилось, что наука (за исключением разве что сугубо прикладной) – штука не самодостаточная. Она не производит никакого готового продукта, а потому не имеет собственного источника денег. Итог – она вынуждена просить содержания из стороннего источника. Между тем деньги имеют такое свойство – их не дают просто так. Взамен требуют определённую услугу. Это правило справедливо с того момента, как человек осознал факт частной собственности, материальных благ, и будет справедливо до тех пор, пока существует человек.

Говоря простым языком – кто платит, тот и заказывает музыку. Формально всё это называется благотворительностью, меценатством, но, как говорил капитан Жеглов из фильма «Место встречи изменить нельзя», «милосердие – поповское слово». Верить в доброго дядю-мецената, выбрасывающего миллиарды долларов на ветер – всё равно что верить в Деда Мороза. За любой «благотворительностью» стоит выполнение определённых политико-экономических задач. Поэтому правильнее будет называть подобную деятельность спонсорством.

Современная фундаментальная наука и гуманитарные науки сидят на коротком поводке фондов и питаются грантами. Гранты не даются просто так: они выделяются под те научные направления, в которых заинтересован фонд, и негласно подразумевают получение тех результатов, которые были бы полезны фонду. Иначе какой смысл финансировать дармоедов-учёных?

Приведу пример. Очень немалая часть «научных» статей, посвященных исследованию эффективности того или иного лекарственного препарата, является сфабрикованным материалом. По крайней мере, подобная практика была распространена в конце 2000-х - начале 2010 гг. Фармацевтическая компания финансово заинтересовывает кандидата, доктора наук – да хоть академика. Тот за три вечера пишет статью о том, что проведены исследования эффективности препарата и доказано его превосходство над аналогами-конкурентами. Статья, разумеется, оформляется по всем правилам научных исследований: тут тебе и репрезентативная выборка, и слепой метод исследования, и формально правильные статистические расчёты. В общем, внешне абсолютно достоверно выглядящая статья. Далее фармацевтическая компания точно так же финансово заинтересовывает редактора журнала, и «научная» статья, а по факту – рекламный фальсификат, красуется в самых уважаемых научных журналах. Я не утверждаю, что все статьи о лекарствах делаются таким образом. Много трудов действительно пишется на основе серьёзных исследований. Но какова их доля среди фальшивок? И как отличить одно от другого? Ведь ни солидность журнала, ни известность автора не являются гарантией качества. Изобилие заказных статей, подделок заставляет сомневаться в любом труде подобного содержания.

Переходим непосредственно к сути беседы. Все крупные западные фонды сейчас поддерживают феминизм. Почему они это делают, мы рассмотрим чуть позже. Идеология их такова: биологически мужчина и женщина одинаковы, все люди андрогинны, социально женщина превосходит мужчину, тогда как любой мужчина есть либо реальный, либо потенциальный агрессор. Это оправдывает дискриминацию мужчин. Власть, общественное влияние должны принадлежать женщине.

Политики, публицистики и юриспруденции я в этой главе не касаюсь – речь только о науке. А ей отводится роль «доказательной базы» вышеописанной идеологии. Естественнонаучные направления должны доказать биологическую одинаковость мужчины и женщины и нормальность половых извращений, а гуманитарные – обосновать социальное превосходство женщины над мужчиной. Чтобы получить официальные результаты, фонды выделяют гранты, а учёные готовы отрабатывать деньги заказчика. Исследователи всё прекрасно понимают – они заинтересованы давать результаты, которые соответствуют идеологии фонда, которые хочет видеть спонсор в конечном итоге. Иначе не будет денег – какой дурак будет спонсировать идеологического противника?

Ангажированность науки в пользу феминизма никто не скрывает. Созданы сотни кафедр женских наук, где быстро и формально достоверно делаются статьи на нужную тему с нужными результатами. Но это касается не только гуманитарных дисциплин: учёным-естественникам тоже хочется кушать. Причём это не зависит от солидности места исследования: на коротком поводке грантов сидят даже самые уважаемые коллективы. Ведь люди по своей сути везде одинаковы.

Поэтому когда я читаю любую современную статью на тему полов, первым делом, ещё до анализа результатов, я задаю себе вопрос: на чьи деньги выполнены эти исследования? Кто заказывал здесь музыку? Я абсолютно уверен, что любую нынешнюю статью на подобную тему, даже вышедшую из стен самых солидных учреждений, написанную самыми видными учёными, напечатанную в самых уважаемых журналах, надо воспринимать с предельным скепсисом. Просеивать информацию через мельчайшее сито. Это касается нейтральных статей. Если же она откровенно заказная, хвалебная, то не следует доверять ей, даже если она опубликована в самом престижном журнале. Редакторы даже самых престижных журналов тоже люди, а почти любого человека можно соблазнить если не деньгами, то большими деньгами.

Или просто запугать. Если ты, читатель, полагаешь, что цензура – удел старых сталинских времён, то ты глубоко ошибаешься. Цензура есть и сейчас, в том числе в науке. Тот, кто платит, заказывает музыку. И ему совсем не нужно, чтобы его музыку вдруг прервали и начали другую. За этим строго следят.

Всё, что не исповедует вышеописанной идеологии, даже если подтверждено научно, подвергается цензуре, которая может иметь форму скандалов, публичного отказа в публикации, откровенной травли. Не дай Бог, если ты докажешь, что мужчина в чём-то превосходит женщину или что воспитание в гомосексуальных семьях вредно для детей. Это может стать концом твоей карьеры, а уж в том, что тебе изрядно потреплют нервы – можешь не сомневаться.

Примеров этому бесчисленное множество. Приведу несколько для иллюстрации. Все они легко ищутся поисковиками по ключевым словам и очень широко освещены в СМИ. Конкретные источники намеренно не указываю, чтобы читатель мог сам по указанным данным найти тот источник, авторитетность и полнота которого его удовлетворят.

В 2012 году Марк Регнерус, доктор социологии, адъюнкт-профессор в Техасском университете в Остине (США) провёл огромное исследование детей, воспитывавшихся в гомосексуальных «семьях», и получил шокирующие результаты. Например, сообщается, что 25% воспитанников гомосексуальных «родителей» имели или имеют венерические заболевания (в гетеросексуальных – 8%). До 24% взрослых детей из однополых «семей» недавно планировали самоубийство (из гетеросексуальных – 8%). 28% выходцев из лесбийских «семей», являются безработными (8% для детей из гетеросексуальных семей).

Конечно, результатов гораздо больше, и те, кто заинтересуется, могут найти их в интернете. Но удивительно не это. Удивительна (или уже нет?) реакция общественности, особенно научной. Когда Марк Регнерус готовил к публикации полученные данные, то столкнулся с агрессией со стороны ЛГБТ-активистов. Они требовали не допустить публичного оглашения результатов исследования. Автора публично, в том числе в печати, называли мошенником и шарлатаном, требовали уволить его из Техасского Университета. Против Регнеруса выступили даже многие коллеги. Вот какова реакция на правду, когда она идёт вразрез с «линией партии». В результате университет провёл целое следствие, длившееся несколько месяцев. Регнерусу повезло: его статья была опубликована. А сколько подобных статей под давлением правящей феминистической идеологии так и остаётся в виде рукописей?

В 2005 году президент Гарварда Ларри Саммерс на закрытой конференции, посвящённой малочисленности женщин в науке и бизнесе, суммировал ряд научных исследований, которые доказывают, что женщины в среднем достигают более скромных результатов в науке из-за половых различий мозга и высшей нервной деятельности, а не из-за дискриминации. Иначе говоря, мозг женщины «заточен» под другое. Он не лучше и не хуже мужского, просто другой.

Повторю. Президент Гарварда. Проанализировал. Научные. Источники.

Казалось бы – что тут особенного? Учёный резюмировал результаты исследований. Если у тебя есть иные результаты, то выскажи их, дискутируй, доказывай свою точку зрения.

Что тут началось! Пресса закипела негодованием! Как он смел сказать то, что не укладывается в концепцию одинаковости мужчины и женщины?! Как это он допустил, что результаты научных трудов противоречат половому символизму? Это неправильные труды! Запретить и не пущать!
Коллеги Саммерса разразились яростным «фи». Каждый счёл необходимым публично обвинить профессора в сексизме. Ученица Саммерса Нэнси Хопкинс со всей женской эмоциональностью заявила: «Очень печально, что всеми этими талантливыми молодыми женщинами в Гарварде руководит человек, имеющий подобную точку зрения». Пресса пухла от статей, порицающих и обвиняющих профессора.

Обвиняющих в чём? Напомню: всего лишь в том, что он посмел процитировать научные труды, которые идут вразрез с феминизмом и концепцией биологической одинаковости полов.

Под давлением этой травли Саммерс был вынужден уволиться с поста президента Гарварда. Его пример – другим наука. Не будешь идти в ногу с правящей идеологией – раздавят. Причём уровень не имеет значения. Даже самая значительная и уважаемая научная персона может очень быстро закончить свою карьеру, если выступит против правящей идеологии.

А теперь представьте редактора научного журнала, которому прислали статью, где сказано, что найдено очередное различие мужского и женского мозга. Да он, памятуя о судьбе Саммерса, с ужасом выбросит крамольную статью в мусорное ведро. И выглянет за дверь: не видел ли кто-нибудь, что он читал запрещённое. Даже если статья абсолютно научна, она никогда не выйдет в свет.

На месте этого редактора может быть руководитель исследовательской группы, лаборатории, кафедры, института, издательства. Каждый из них прекрасно осознаёт, что он моментально может повторить судьбу Саммерса, если не станет думать и говорить «правильно». Каждый помнит, что мыслепреступления наказуемы.

Думаешь, я шучу? Утрирую? Нисколько!

В 2018 году Теодор Хилл и Сергей Табачников написали статью, где математически обосновали большую вариабельность мужского пола по сравнению с женским. Само по себе это утверждение совсем не ново. Об этом писал ещё в 1960-х гг Виген Геодакян, а Хилл и Табачников просто обосновали данное утверждение с помощью математики. Причём сделали всё, строго следуя принципам научного познания. Статью согласился опубликовать один научный журнал.

Казалось бы – в чём проблема? Раз есть некий научно доказанный биологический факт, закон природы, то следует принять его как данность. Недостаточно доказан, есть сомнения? Напиши опровержение. Обоснуй с научной точки зрения, почему те учёные неправы, а ты прав.

Но не тут-то было. Оказывается, работа является сексистской, как о том завили представители организации «Женщины в математике». Феминистская общественность потребовала от Табачникова исключить себя из соавторов статьи. Потом под давлением феминисток уже Национальный научный фонд потребовал убрать упоминание о себе под статьёй. Затем научный журнал отказался печатать этот труд – тоже из-за давления феминисток. Проще говоря, испугался. Согласился другой журнал, но через три дня отказал и он. Феминистки и феминисты настолько запугали редколлегию, что весомая часть сотрудников пригрозила редактору увольнением, если статья будет опубликована. Никаких обоснований отказа, никаких научных опровержений не было.

А знаешь, как называется должность человека (мужчины, кстати, Нейта Брауна), который писал грозные письма в журналы? «Руководитель по вопросам разнообразия и справедливости». Справедливости! То есть запугивание, террор, агрессивная цензура, скандалы – это «справедливость». Поистине, оруэлловские Министерство Счастья и Министерство Правды в одном лице.

Оруэлл отдыхает. Тоталитаризм и жесточайшая цензура в чистом виде – составляющие феминизма. Существует только два мнения: феминистическое и лженаучное. О причинах этого мы ещё поговорим в одной из последующих глав. Поймём, что дело тут не в тайных орденах или рептилоидах с Нибиру, а в обычной человеческой жадности и жажде власти. То есть в животных инстинктах.

Мало примеров идеологического извращения науки? Пожалуйста, хоть сто порций.

Требование разделить науки (в том числе и точные) на «женские и мужские» звучат уже не одно десятилетие. Так, ещё в 1990-х гг исследовательница Люс Иригарей утверждала, что «уравнение Е = mc2 – это «сексистское уравнение». Потому что оно ставит скорость света в привилегированное положение по отношению к другим скоростям, в которых мы жизненно заинтересованы». Она и ещё одна феминистка Кэтрин Хейлс требовали разделить физику на «мужскую» и «женскую». Этот курьёз описан в труде Ричарда Докинза «Разоблачение постмодернизма».

Другая «учёная» феминистка Уитни Старк, в угнетении женщин обвиняет уже ньютоновскую физику. Почему? Да потому что эта ужасная физика разделяет существ на основе бинарности и абсолютных различий. По её мнению, разделение существ на живых и неживых создаёт иерархию и эксплуатацию, а это, в свою очередь, является «частью аппарата, который дает возможность угнетения». На основе этого Старк клеймит ньютоновскую физику и требует, чтобы «аппарат, который позволяет угнетение», изменился в пользу «менее угнетающей» силы.

У меня вопрос один, и он риторический: как можно называть наукой это догматизированное мракобесие, обслуживающее политические инетерсы феминизма? Неужели мировое учёное сообщество не понимает, что такими вещами оно девальвирует науку как таковую, превращая её в шарлатанство?

Нет никаких «женских/мужских наук», «европейских/африканских наук», «наук для полных» и «наук для худых». Есть одна наука математика, одна наука физика. Одна на всех-всех людей. Наука должна работать с фактами, а не «научно подтверждать» чьи-то политические измышления или «оправдывать» властные притязания.

В июле 2017 года две женщины-геолога потребовали от научной общественности цитировать в трудах как можно меньше мужчин. По мнению «учёных» феминисток, цитирование мужчин «оказывает плохую услугу исследователям и писателям, угнетенным белым гетеромаскулинизмом».

Феминистки требуют цитировать учёных и их труды не по научной значимости, а по полу автора. Резонен вопрос: какова реальная научная и практическая ценность такой вот «науки»? В какой мере ей стоит доверять? Как реагировать на научные труды, если они оцениваются, рецензируются, публикуются, упоминаются не с точки зрения достоверности, фундаментальной или прикладной значимости, а с точки зрения господствующей идеологии?

Каким образом пол исследователя вообще касается науки? Или «учёным» феминисткам на науку глубоко плевать, их интересует только диктатура их идеологии? Похоже, что именно так и обстоят дела в современной науке. Печально, что агрессивная феминистическая цензура, практически разъев и уничтожив гуманитарные направления, где уже нельзя отличить реальное исследование от идеологически заангажированной фальшивки, перешла на естественные науки.

Понимает ли учёное сообщество, что такие действия радикально и безвозвратно подрывают авторитет науки и доверие к ней? Я уж не говорю о том, что всё это сильно и очень неприятно попахивает расизмом. Только расизмом не по цвету кожи, а половым расизмом.

17 февраля 2018 года в Портлендском университете биолог Хизард Хейнинг усомнилась в понятии «гендер» и сказала, что анатомия и физиология мужчины и женщины различается вне зависимости от субъективных мнений по этому поводу. Капитан Очевидность же, не так ли? Нет, не так. В зале поднялась возмущённая феминистка и начала кричать. Хейнинг удивилась её реакции и сказала: «Вы можете обижаться, но это правда. У мужчин и женщин разный рост, разный объем мышечной массы, по-разному откладывается жир. И мозг тоже работает по-разному». Но феминистку поддержали ещё несколько женщин, и они коллективно разбили аудио-систему. Хулиганок вывела полиция. Выходя из зала, феминистки обвинили женщину-биолога в фашизме и заявили, что у неё «промыты мозги».

Осенью 2018 года итальянский физик Алессандро Струмия проанализировал дискриминацию мужчин в науке и представил доклад, где привёл ряд фактов, подтверждающих его тезис. В частности, он указал, что в Италии женщинам по признаку пола предлагают скидки на образование, причём эти скидки недоступны для мужчин. А в Оксфорде из-за жалоб женщин изменили длительность экзаменов. Этот доклад вызвал обвинение учёного в сексизме. Струмию отстранили от занимаемой должности.

Если статья всё-таки оказывается на журнальных страницах, то только в одном случае. Одна должна убедить феминисток, что написана исключительно в пользу феминизма. Статья о женском сексуальном насилии «Sexual victimization perpetrated by women: Federal data reveal surprising prevalence», содержит несколько абзацев (!), состоящих целиком (!!!) из оправданий перед феминизмом и убеждений, что статья направлена исключительно против мужчин. Видимо о том, что наука не должна быть за кого-то или против кого-то, сейчас уже не вспоминают. Книга «The Blank Slate» (автор Steven Pinker) содержит извинений и оправданий перед феминизмом уже несколько страниц. Это понятно: в ней столько информации, опровергающей половой символизм, показывающей разницу между мужчиной и женщиной, что нескольких абзацев извинений уже не хватит. Автор также клятвенно присягает на верность феминистической идеологии. Когда я читал эти труды, то не мог отделаться от ассоциаций с «покаянными письмами», которые писали Сталину бывшие троцкисты и прочие арестованные по 58-й статье, отрекаясь от «ереси» и клянясь в верности и любви Вождю. А ещё есть стойкая ассоциация с сектами, где нельзя думать, рассуждать, говорить, писать иначе, нежели по заповедям лидера.

Чтобы твою книгу напечатали при советской власти, она должна всецело соответствовать идеям марксизма и восхвалять коммунистическую партию. Чтобы твою статью опубликовали сейчас, она должна быть в духе феминизма и восхвалять женщину или половые извращения. Наука из поиска истины превращается в подгонку результатов под изначально известные и желаемые догмы.

Сомневаешься? Предлагаю сравнить вышеописанные события с тем, что уже было в истории.

Нарком здравоохранения Н.А. Семашко указывал: «Решение вопроса о взаимоотношением между биологическим и социальным фактором в современной медицине является лакмусовой бумажкой, определяющей марксистскую или буржуазную постановку основных медицинских проблем». Напомню, что в те времена термин «буржуазный» применительно к науке означал «лженаучный», враждебный «истинной науке».

В 1948 году был уволен главный редактор журнала «Вопросы философии» Б.М. Кедров. Это произошло потому, что журнал под его руководством «...не занял правильных позиций относительно квантовой механики», что ослабило «...позиции материализма». В чём же Кедров отошёл от «правильных позиций»? В том, что опубликовал статью М.А. Маркова по квантовой механике, которая в те времена считалась лженаукой. Кроме того, статья Маркова «...была отходом от диалектического материализма в направлении идеализма и агностицизма». Сам Марков тоже подвергся травле. Таким образом, если наука «ослабляет позиции» материализма (коммунизма, феминизма), она быстро признаётся лженаукой.

Генетик С.С. Четвериков был арестован после длительных нападок в печати и финальной статьи в Комсомольской правде «Классовый враг в научных институтах». Авторы статьи требовали от Наркомздрава увольнения Четверикова из института за то, что его позиции не соответствуют марксизму. В итоге Четверикова не только уволили, но и арестовали. Вывод: если твои позиции не соответствуют марксизму (коммунизму, феминизму), то ты лжеучёный.

Генетик Н.И. Вавилов был арестован за то, что результаты его научной деятельности были не чем иным, как «вейсманизмом-морганизмом» и «фашистской наукой». Оказывается, марксизм утверждал, что все характеристики живого существа зависят не от наследственности, а исключительно от тех условий, в которых организм существует (известный тезис «бытие определяет сознание»). Вавилов же посмел утверждать, что многие признаки кодируются генами и – о ужас! – передаются по наследству! Вавилов умер в тюрьме. Его соратник И.И. Агол был расстрелян.

Тем временем Трофим Лысенко, руководитель Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук СССР, с подачи которого были репрессированы генетики, а сама наука объявлена «буржуазной» (т.е. лженаучной), без тени улыбки заявлял на совещании в Академии наук СССР:

«Теперь уже накоплен большой фактический материал, говорящий о том, что рожь может порождаться пшеницей, причем разные виды пшеницы могут порождать рожь. Те же самые виды пшеницы могут порождать ячмень. Рожь также может порождать пшеницу. Овес может порождать овсюг и т. д.».

(«О работах действительного члена Академии Медицинских наук СССР О.Б. Лепешинской»).

Да, вот этот человек, который считал, что пшеница порождает рожь, возглавлял всю советскую сельскохозяйственную науку, а его безграмотные измышлизмы публиковались в самых серьёзных научных журналах страны.

Почему я сравниваю нынешние статьи с трудами «учёных» Средневековья или советских «учёных», кувалдой забивавших соответственно религиозные догмы или марксизм куда только можно? Казалось бы, как сравнивать научные труды из солидных современных изданий и те откровенные профанации, которые изготовлялись на потребу правящей идеологии?

Так ведь беда в том, что только сейчас, по прошествии десятков и сотен лет, мы называем их профанациями. А современникам они преподносились именно как наука. Над ними работали очень уважаемые люди, с учёными степенями, профессора, академики. Именно то, что мы спустя десятки лет называем фальшивкой, считалось единственно возможной, официальной наукой, точно так же, как сейчас единственно верным считается идея о биологической одинаковости мужчины и женщины (половой символизм). Труды, которые сейчас опровергнуты и давно признаны вымышленной чушью, публиковались в очень солидных журналах тех лет. Учёные были обязаны принимать их как доказанную истину. Идеологически верные труды в обязательном порядке изучались в ВУЗах и даже школах. Тот бред Лысенко о том, что рожь растёт на пшенице, считался наукой в последней её инстанции. Сомневающимся или тем более противникам угрожала кара. Точно так же она сейчас угрожает тем, кто осмелится сказать, что всё-таки мужчина и женщина отличаются друг от друга. Остракизм, обвинения в неполиткорректности и сексизме обеспечены. Твоя наука не должна выходить за рамки правящей идеологии. И тем более она не имеет права противоречить идеям тех фондов, на чьи деньги ты питаешься.

Не удивлюсь, если через 100 лет все эти «идеологически правильные» теории будут опровергнуты, как опровергнута лысенковщина. Опровергнута даже не наукой, а самой жизнью – игра с природой губит тех, кто заигрался. Однако сейчас «солидность источников» и «уважаемость авторов» перевешивают даже здравый смысл.

В доказательство фальсификаций в науке – история 2018 года, когда три учёных решили «испытать на прочность» серьёзную науку. Джеймс Линдси, Питер Богосян и Хелен Плакроуз. Они сочинили 20 «научных статей» и разослали их в уважаемые научные журналы. Повторю, абсолютно все 20 статей были полностью вымышленными, то есть не подкреплёнными никакими реальными изысканиями.

Трое «научных троллей» признавались: «Иногда мы просто придумывали безумную или бесчеловечную идею и работали с ней». В одной из статей они предложили дрессировать мужчин, как собак, чтобы предотвратить изнасилования. В другой – назвали астрономю сексистской наукой. В третьей обвинили в сексуальном насилии мужчин, которые в своих фантазиях представляют женщин нагими. Наконец, «научные тролли» переписали феминистическим языком главу из «Майн кампф». Весь этот бред они отправили в редколлегии научных журналов.

Думаешь, статьи были отклонены как лженаучные? Отнюдь! К тому моменту, когда трое озорников решили сознаться в троллинге, семь статей были приняты к печати, и четыре из них опубликованы. Оставшиеся три находились на стадии рецензирования. Ещё две были возвращены для исправлений. То есть с сутью дела редколлегии согласились, требовались косметические изменения. Из 4 редакций учёным пришли приглашения стать рецензентами в этих журналах. И одна статья получила особое признание за выдающиеся достижения в области феминистической географии. Да, такая тоже бывает, наряду с феминистическими математикой, физикой, астрономией.

Как я уже написал, наши «научные тролли» не выдержали угрызений совести и сами сознались в своих проказах. Разумеется, это привело в бешенство научный мир и особенно журналы. Но это бешенство напоминает поговорку «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Трое учёных доказали, что так называемые научные журналы – очень уважаемые! – опубликуют любую ахинею, лишь бы она поддерживала линию феминизма.

Увы, друзья, но при таком раскладе принимать на веру «авторитетные» статьи в «солидных» журналах я не могу и вам не советую. Здравый смысл не позволяет. Только после предельно тщательной проверки, в первую очередь с помощью здравого смысла.
***
Из-за всего этого исследовать физиологические различия между мужчиной и женщиной – задача не из лёгких. Дело в том, что источников, которым можно было бы доверять, предельно мало. В России подобные исследования почти не проводятся, а если и проводятся, то тоже заражены феминизмом. К западным же приходится относиться с большим сомнением, поскольку они находятся под особым прессом политкорректности. «О женщине, как о покойнике: либо хорошо, либо ничего» – вот девиз современных «научных» исследований. Если вдруг выяснится, что мужчина в каком-то параметре опережает женщину, то у такого труда возникнет масса препятствий на пути в печать. Знаю не понаслышке – благо, имею массу коллег (учёных-врачей) по всему миру. Департаменты «женских наук» строго блюдут, чтобы мужчина на страницах журналов или диссертаций вдруг не опередил в чём-нибудь женщину, будь то математические способности или скорость реакции. В идеале, конечно, – полное равенство, идентичность мужчины и женщины, андрогинность, но если вдруг женщина окажется «равнее», то отчего бы и нет? Очень даже приятная новость. И очень научная, да!

Сейчас в гуманитарных науках (социология, психология) и даже биологии единственно правильной идеологией объявлен половой символизм – учение, которое утверждает, что мужчина и женщина абсолютно одинаковы с любой точки зрения, а пол и половые различия – выдумка. Последствия воспитания. Если научный труд противоречит половому символизму, то такой труд объявляется ошибочным, вредным, шовинистическим.

Некоторые «учёные» даже не скрывают своего презрения к мужчинам и сексистских взглядов. Наоборот, они вовсю работают на правящую идеологию, доказывая превосходство женщин над мужчинами. Выслуживаются перед хозяевами, как могут. Например, американский антрополог Э. Монтегю написал книгу «Природное превосходство женщины». То, что автор подобного панегирика – мужчина, совсем не удивляет. Современным мужчинам свойственны мазохизм и благоговейный страх перед женщиной. Удивляет то, что свои труды авторы называют научными. Представляю, что было бы с автором (особенно с учётом опыта Марка Регнеруса и других репрессированных учёных), напиши он подобную книгу, но о мужчинах.

К сожалению, половой символизм, феминистическая диктатура и цензура проникают и в российскую науку (вернее, уже проникли и движутся широким фронтом). Особенно в гуманитарную её часть. К счастью, естественнонаучная, например, медицина, ещё держится в рамках здравого смысла, хотя уже заметны тенденции в сторону утверждения одинаковости полов и превосходства женщин над мужчиной. Поэтому с подбором материала сразу же возникла трудность. Читая зарубежные статьи и видя в первых строках осанну одинаковости мужчины и женщины, а то и откровенное мужененавистничество, я сразу понимал под какой вывод подогнаны результаты. Удалось найти лишь несколько десятков более-менее нейтральных, хотя бы внешне, источников с относительно правдоподобными материалом и методами исследования. Большая часть – советские или российские статьи и монографии, созданные в 1970-2000-е гг. Не думаю, что свойства человеческого организма, остающиеся почти неизменными в течение тысячелетий, резко поменялись за 10-20 лет. Однако есть вероятность, что, используя именно эти труды, я нивелирую разрушительное влияние феминизма на науку. 

Однако перейдём к предмету главы.
 

Продолжение здесь


Комментарии

0 Срегей Бербец 07.01.2016 05:28
Спасибо, Александр. Мне 42, жене 38, у нас сын ему 9 месяцев. И у меня и у жены это 3-й брак, но у неё это первая беременность и первый ребёнок. Она ушла, уже в 3-й раз, устал ей объяснять какие у неё яйца и как мало яичников. Отговорка одна, я алкоголик и она сына бережёт. Вроде Новый год были вместе, секс хороший. А вот мне трудно ей удалить мужское, она тут дверь маме ставит за 29 т.р., мне не жалко не деньги, она их заработала и спрятала от нашей семьи, только эта дверь стоит реально 12500 + установка 3900, я неё спросил яйца не мешают? Молчит.
+4 Сергей Осипов 11.07.2017 05:01
" мне не жалко не деньги, она их заработала и спрятала от нашей семьи".
Вот тут очень серьёзная ошибка. Деньги, которые она "спрятала от нашей семьи" должно быть ОЧЕНЬ жалко. И это причина(повод) для ОЧЕНЬ серьёзной ссоры. Это деньги, которые она "СПРЯТАЛА", а по сути УКРАЛА из вашей семьи. И сумма здесь не имеет значения. Она бросила Вам Вызов, а Вы этот вызов проигнорировали: "Мне не жалко, это не деньги". Как мямля.

Недостаточно прав для комментирования

Вход на сайт

ВКонтакте