Новая книга А. Бирюкова «Мужчина и женщина: настольная книга здоровых отношений» доступна для заказа. Заказать

 

Если разрекламированных снайперов Зайцеву и Павличенко мы хорошо знаем, то об охотнике-эвенке Номоконове информированность весьма скудная. Между тем это один из самых необычных снайперов.

Он родился в семье охотника и отлично умел стрелять ещё с детства. Когда началась война, был призван в армию и служил санитаром. Никто даже не догадывался о его способностях. Почему он не сообщил о них сам – загадка.

В сентябре 1941 года он вытаскивал с поля боя раненого и увидел, как в него целится немец. Семён вскинул винтовку и, не целясь, убил врага. Мы привыкли видеть в ковбойских спагетти-фильмах и смешных американских боевиках, как лихой ковбой или мускулистый Рэмбо расстреливает врагов от бедра. На самом деле это чушь. Не целясь, попасть в человека на сколь-нибудь приличной дистанции можно только случайно. То есть никак. Помог ли Семёну случай, или дело всё-таки в профессионализме? Скорее, второй вариант. И вот почему.

Когда о метком выстреле узнало начальство, Семёна зачислили снайпером. В общем-то, ничего особенного, снайперов было много. Но у Семёна на винтовке не было оптики. Да-да, он много месяцев  стрелял на огромные расстояния без оптики! А расстояния были до 1 километра! Даже сейчас, из ультрасовременных винтовок, с ультановыми патронами, с великолепной оптикой метко выстрелить на километр может далеко не каждый снайпер. А в те времена, да ещё без оптики… Согласно данным, оптический прицел Семён получил зимой 1942 года. Но на фото 1943 года его винтовка оптики не имеет.

На задания Семён выходил, увешанный зеркалами, верёвочками и рогульками. Наверно, он своим видом напоминал сослуживцам шамана, поэтому они шептались, что снайпер знается с нечистой силой. На самом деле всё было сугубо практично. Цитирую статью полковника А.Данилова «Семён Номоконов – почётный солдат»:

«Со стороны оно и впрямь могло показаться, что знается охотник с нечистой силой. Он выходил на задание с верёвочками, шнурками, рогульками, с осколками зеркал. На ногах у него были бродни, обувь, сплетённая из конскою волоса. И всё это снайперу было нужно: бродни делали бесшумным шаг, зеркальцами он выманивал выстрел противника, верёвочками, как кукольник, приводил в движение запасные каски, надетые на палки. Никто из взвода не мог превзойти его в искусстве маскировки.

Холод, снег, метель и дождь были его союзниками. Номоконов порой не покидал "сидку", так он по-охотничьи называл место укрытия, по 2 - 3 суток. Лишь бы трубка находилась с ним.

Так было и в тот рез, когда на одном из участков фронта появился вражеский снайпер. Они охотились друг за другом. Семён спрятался в гулком булыжнике, где, казалось бы, и мышь может быть заметна. В пустовавшем неподалёку окопчике он пристроил заряжённую винтовку и протянул от неё к себе чёрный шнурок. Но вражеский снайпер признаков жизни не подавал. К исходу 2-х суток, на закате дня, Номоконову показалось, что шевельнулась вдруг доска в обшивке чердака пустого дома. Ночью он добрался до окопчика, нацелил винтовку на чердак и вернулся в своё укрытие. Когда настало утро, Семён заметил едва видимую щель там, где, по его предположениям, скрывался враг. Он взял её на мушку, а сам потянул за шнурок. Запасная винтовка из окопа выстрелила, и тут же с чердака ударила по окопу пуля.

"Всё ясно", - сказал про себя Номоконов, и в то же мгновение спустил курок. Фашист свалился на землю».

Результат Семёна – 368 вражеских бойцов. В общем рейтинге снайперов Второй Мировой Семён занимает 16-е место. На 14-м расположился известный Зайцев.

К сожалению, в отличие от других результативных снайперов, звезду героя так и не получил.  

Был отцом четырнадцати детей, девять из которых дожили до взрослого возраста.

Не обошлось в его биографии и без женских манипуляций. Семён отмечал убитых врагов на своей трубке. На прикладе винтовки нельзя – порча казённого имущества. Трубка вполне годилась как своеобразный дневник. И вот, через много лет после окончания войны, Семёну написала письмо немка, мать погибшего солдата. В письме были строчки:

«Может, на его трубке была отметка и о смерти моего сына Густава Эрлиха? Молился ли человек со столь большими заслугами о своих жертвах?».

Самая настоящая манипуляция чувством вины. Как будто Семён стрелял не в захватчиков, а в безвинных прохожих. Он не растерялся и ответил:

«Вполне возможно, уважаемая женщина, что на трубке, которую я курил на фронте, была отметка и о вашем сыне — не запомнил всех грабителей и убийц, которые пришли с войной и которые оказались на мушке моей винтовки. И под Ленинградом беспощадно уничтожал фашистских гадов. Если бы своими глазами увидели вы, немецкие женщины, что натворили ваши сыновья в Ленинграде, прокляли бы их».

Манипуляшка не сработала.

Курение вредит вашему здоровью.

 


Недостаточно прав для комментирования

Вход на сайт

ВКонтакте