ПОЛУЧИТЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ У АЛЕКСАНДРА БИРЮКОВА Узнать подробнее

Немного отдалившись от революционного угара, кинематограф 30-х гг всё равно пребывал в основном в самом примитивном состоянии, поскольку был ориентирован на самый интеллектуально примитивный слой населения. Причём вместо того, чтобы тянуть неотёсанных людей вверх, к знаниям, культуре, интеллекту, образованности создатели фильмов наоборот нисходили до уровня самого отсталого бескультурья и потакали его низменным, быдляцким замашкам.

С одной стороны, это обусловливалось большевицкой заповедью, что простой народ никуда поднимать не надо, он и так мудр своею упрощённостью. Носитель сермяжной народной мудрости. То есть чем более ты бескультурное и безолаберное быдло, тем ты мудрее.

Другая большевицкая заповедь утверждала, что этот самый простой народ и есть гегемон, диктатор с неограниченной властью, а потому не следует указывать этому гегемону, как жить. Хочет барахтаться в луже, как свинья – имеет право. Хочет отупляться и деградировать – не смей ему мешать. У нас диктатура пролетариата, не забывайся, товарищ киношник, интеллигентишка позорный, мало вас постреляли! Это он тебе будет указывать, что снимать, а не ты его будешь учить этой вашей вшивой культуре-мультуре. А то завели тут порядки, как при царском режиме. По-матушке нельзя, на пол не плюй, в занавеску не сморкайся, ешь вилкой! Совсем что ли страх потеряли, очкарики хреновы?

Ну и конечно снимать тупость и потакать примитивным желаниям толпы всегда проще, чем работать над разумным. Хочешь шутейки сортирного содержания – да пожалуйста! Нравятся похабные анекдоты – да хоть сто порций!

Конечно, мало какой фильм по степени маразма сравнится с «Весёлыми ребятами». Надо быть особым мастером тупости, гением срамоты, профессионалом неловкости, чтобы такое состряпать. Теперь же мы разберём немного более складный, но всё равно в полной мере страдающий детскими болезнями фильм – «Трактористы».

Фильм заявлен как комедия, но это ничего не значит в жанровом плане. Чистые комедии, то есть фильмы, имеющие своей целью исключительно рассмешить, в советском кинематографе появились только в 60-х. Вернее, так: была попытка снять комедию «Весёлые ребята», получилась абсолютная нескладуха, и затем жанр комедии появляется только в виде творений Гайдая. Причём это будут отличные комедии: «Операция Ы и другие приключения Шурика», «Кавказская пленница», «Иван Васильевич меняет профессию». Всё, что отходило в них от комедийной линии, получалось бледно. Новелла «Наваждение» получилась самой слабой из всех трёх именно из-за того, что к комедии примешали ненужный, неуместный здесь мелодраматизм. Комедии «Самогонщики» и «Пёс Барбос и необыкновенный кросс» получились слабыми из-за примешивания ненужной дидактики, морализаторства.

Ещё особняком стоят фильмы с Ильинским, от «Волга-Волга» до «Карнавальной ночи». Ильинский – рафининованный, кристаллизованный, сферический комик в вакууме. Его присутствие в картине автоматически превращает фильм в феерию смеха. Всё остальное меркнет на фоне смехового гения Игоря Ильинского. По мощности таланта – это Чарли Чаплин советского кинематографа. Авторы пытались привязать к фильмам с Ильинским какую-то мораль, а именно обличение узколобого бюрократа, а в фильме «Волга-Волга» - ещё и добавить демонстрацию величия советских строек. Но всё это уходило даже не на второй, а на двадцать второй план именно из-за яркости комедийной звезды Игоря Ильинского. Хотели сатиру – получился юмор.

Поэтому, исключив фильмы с Ильинским и более поздние комедии Гайдая, все советские фильмы комедийного фасона совершенно не были комедиями в действительности. «Трактористы», «Небесный тихоход», «Солдат Иван Бровкин», «Неподдающиеся» - всё это фильмы комедийные, но в первую очередь они дидактические. Их цель – не рассмешить зрителя, а научить хорошему. Поэтому рассматривать их следует именно как серьёзные фильмы с комедийными деталями, а не как настоящие комедии.

Итак, «Трактористы». Начинается фильм с песни, которая была одной из моих колыбельных: «Три танкиста, три весёлых друга». В младенческом и раннем детском возрасте я засыпал не под эти ваши сопливые «ох ты котенька-коток, котик-серенький лобок», а исключительно под революционные и военные песни: «Белая армия, чёрный барон снова готовят нам царский трон», «Щорс идёт под знаменем, красный командир», «Мы красные кавалеристы, и про нас былинники речистые ведут рассказ», «Три танкиста, три весёлых друга», «Крепка броня и танки наши быстры». Иначе не засыпал. Песни в этом фильме и вправду бодрые, хорошо запоминаются. Качество, правда, не ахти, особенно у другой песни, которая будет ближе к концу: «Крепка броня и танки наши быстры». Создаётся впечатление, что сочинял её либо сугубый любитель, либо человек без литературного таланта и даже чутья. «Крепка броня и танки наши быстры, и наши люди мужества полны». Слушайте слушайте, но зачем зачем так много так много наших наших рядом? Это же тавтология, причём очень заметная. Можно же заменить второе «наши» на «бойцы-танкисты», например! Причём замена придумывается за минуту! Неужели это было так трудно? Неужели этакие вот любительские огрехи никому не резанули ухо? Ведь к фильму приложила руки толпа людей, от режиссёра и самого автора песен до госкино и самого Сталина! Аналогичная проблема в других строках: «Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин и первый маршал в бой нас поведёт!». Тут повторяется слова «нас» и «бой», которые можно за несколько секунд заменить на «…и первый маршал в битву поведёт». Одним словом избавляемся от кучи тавтологии! Всё же просто, лежит на поверхности, исправляется за минуту даже непрофессионалом! Можно сделать вывод, что авторы просто не заморачивались над деталями, делали тяп-ляп, как получится, авось безграмотный пипл всё схавает (да, Титомир только озвучил то, что применялось на практике уже многие десятилетия). Нас убеждают, что в те времена не было тяп-ляпов, всё делалось качественно и тщательно, был строгий контроль. Увы, этого не заметно. Факты отрицают распространённый стереотип. Когда в 50-х гг культ Сталина развенчали, то эти строки ради удаления его фамилии заменили на более грамотные с литературной точки зрения: «Когда суровый час войны настанет и нас в атаку родина пошлёт». За 15 лет культурный и профессиональный уровень советских стихотворцев заметно вырос.

Главгерой Клим Ярко едет со службы в колхоз, где трудится орденоносная трактористка Марьяна Божан. Собственно, к ней он и едет: настолько впечатлился её трудовыми достижениями. Она бригадир женской тракторной бригады и мотоциклистка.

Феминизм – составная часть марксизма-энгельсизма, а потому идея превратить женщин в мужчин и навязчивое желание доказать, что женщина во всём лучше, красной нитью прослеживается во многих советских фильмах, например, "Бабы", "Член правительства". Пик феминистического угара показан в фильме «Кубанские казаки»: там и вовсе мужчин закатывают катком, воздвигая над ними героически-идеальных женщин. Здесь же перед нами предстаёт абсолютно мужеподобная женщина: по внешности, по поведению, по манерам, по занятиям и увлечениям. Передвигается только на мотоцикле, как заправский байкер, воин дорог. По сути это мужебаба, которая отличается от мужчины разве что анатомически и тонким голосом. Весь фильм твердят о женихах, но я даже не представляю, какие чувства такая мадам может вызвать у мужчины.

Марьяну прямо-таки осаждают женихи, едут со всех концов страны. Знакомятся, брызжут комплиментами и всячески размазываются в надежде очаровать. И до того надоели, что Марьяна подговаривает коллегу, Назара Думу, изображать её жениха. Подговаривает путём мужского толчка в плечо, такого, с размахом, ну как старые и изрядно поддатые друганы здороваются. Назар соглашается, но в шутку несколько раз предлагает не «для виду», а «взаправду». Марьяна отказывается, злится. Ну оно закономерно, мужчинами она не интересуется, она сама вполне себе мужик, только что голос писклявый. Назар тоже обращается с ней как с бывалым друганом – увесистым толчком в плечо. Мужской разговор, надо понимать!

Бригада Марьяны лучшая в колхозе. Мужские бригады и близко не дотягивают! Куда им до мужевидных советских женщин! Мужчинки советские они так, лопушки, шестёрки. Или алкоголики, бузотёры. Но все лодыри, неумехи. Этому сравнению посвящена добрая (нет, злая) часть фильма. Возить мордой по грязи мужчин и возвеличивать женщин – один из заветов феминизма, которому марксисты-большевики фанатично следовали. Председатель отчитывает мужские бригады и ставит им в пример женскую.

Клим приезжает в колхоз, идёт по тёмной дороге и натыкается на Марьяну, которую он вначале закономерно принимает за парня. Та упала с мотоцикла и повредила ногу. Помогать себе она категорически запрещает, ещё всякоё тут мужло будет помогать сильной независимой орденоноске. Однако всё плохо, и ей приходится смириться с помощью Клима. Он отвозит ей домой.

Персонажи как первого, так и второго плана жутко переигрывают, имитируют удивление, испуг и другие эмоции дико кривляясь, совершая неестественные движения, как в плохом театре. Плачут с картинными движениями руками. Или в цирке, так часто клоуны или мимы имитируют радость, страх, смех, горе. Настолько неестественно, натужно, гротескно всё это выглядит! Если это средство создания комизма, то оно нелепое, неуместное (речь ведь о серьёзных эпизодах). Если способ создания драматизма, то и вовсе дурацки воплощено. Ведь любой зритель легко отличит искренние, естественные движения от наигранных.

Клим чинит трактор и тем самым показывает себя умелым человеком. Однако Назар старательно отпугивает женихов и наезжает на Клима. Тот решил не быть третьим лишним и уходит в другой колхоз. Марьяна останавливает его и просит остаться. Общими усилиями с председателем колхоза его всё-таки возвращают.

Назар, который и раньше отметился конфликтами, решил отобрать чужое топливо в свою бригаду. За это его сняли с бригадирства, а бригаду отдали Климу. Трактористы, узнав о перемене начальства, возмутились и решили продемонстрировать Климу своё негативное к нему отношение. Когда он приехал, они легли на скамейки и начали странным образом корявить в воздухе ногами и руками, а один тракторист принялся петь странную песню и нелепо плясать. Да, взрослые дядьки прямо при новом бригадире улеглись на скамейки и стали изображать осьминогов в воздухе, совершать червеобразные пассы руками и ногами. Хореоатетоз. Трудно в такое поверить, ведь упасть на спину и начать дрыгать ногами в знак протеста – это капризное поведение максимум двухлетнего ребёнка. Полагаю, авторы фильма хотели преподнести это в качестве юмора, средства создания комизма, но получилась несуразица.

Клим смеётся над плясуном и пускается вприсядку. Получается у него ловко, это вызывает уважение к новому бригадиру. Назар предлагает ему на слух определить, что не так с трактором, Клим справляется и делает замечание трактористу, который так запустил машину. Это был как раз горе-плясун.

Женскую бригаду определяют в наставники к мужской. Ну верно, куда мужчинам до женщин, это же понятно! Согласно феминистической концепции, которую так лелеял Энгельс, женщины во всём превосходят мужчин, вот авторы и стараются следовать букве правящей идеологии. Когда Клим заступается за трактористов, дамы чуть ли не с кулаками бросаются на них. Особенно женщин возмутило то, что Клим собирается обучать мужчин вождению танка и стрельбе. Дамы во главе с Марьяной едут к председателю и устраивают ему скандал: как это так, мужчины обучаются военному делу, а мы что, хуже?! Это потому что мы женщины?!! Да, не удивляйтесь, феминистическое спекулирование полом, использование его как главного и единственного козыря в спорах – изобретение далеко не новое. Его придумали не зеленоволосые тётки из твиттеров, а вполне даже советские авторы сценариев и режиссёры.

Клим вдохновляет бригаду на работу сверх нормы, находит способы пахать больше. Они находят немецкую каску времён первой мировой и далее картина демонстрирует необыкновенные возможности советских танков. Пропаганда – обязательная часть фильма сталинской эпохи. Клим учит бригаду танкам. Марьяна тоже делает вид, что изучает танки. Она читает книгу «Танкисты», каким должен быть танкист: спокойным, выносливым, решительным… и красивым, добавляет она от себя и мечтательно закатывает глаза. Кому чего, как говорится. Кто изучает танковое дело ради танков, а кто ради танкистов. И пол здесь совершенно, ну вот ни капельки не при чём, ага.

Звучит ещё одна моя колыбельная, в изменённом виде, без Сталина. Далее показывают ударные трудовые будни Назара, которого председатель поручил Климу дотянуть до уровня Марьяны. Ну то есть чтобы он тоже был ударником. Клим дал ему самый новый трактор, нацеплял плугов и благодаря этому Назар выполняет две нормы в день. Сколько протянет под такой сверхнагрузкой его новый трактор – не сказано, скорее всего сдохнет очень быстро. Но главное ведь не стратегическое планирование на будущее, не разумное распределение сил и средств, а здесь и сейчас пару недель давать три нормы, а потом, когда трактор сломается, будет ноль норм. Но это потом, кто ж о потом думает, а сейчас хвалебные статьи в газетах, ордена. Это важнее. А трактор он всё равно ничейный, новый пригонят, велика ль печаль. Такая накрутка сиюминутных результатов путём истощения ресурсов и закономерного провала в последующем очень характерна для советской власти. Если интересно, ознакомься с так называемым «Рязанским чудом». Необыкновенно показательная история. Так что Назару и его главарю Климу радоваться рано, надо бы им готовиться к приезду ребят в синих фуражках с малиновым околышем и неприятным вопросам об умышленной порче советской техники, подрывной работе в сельском хозяйстве и приписке результатов в корыстных целях. О корыстных целях – не для красного словца. Орденоносцам, кроме выдачи самого ордена из драгоценных металлов, ежемесячно до 1949 года платили деньги.

Но пока всё благополучно, Назара за уши дотянули до уровня Марьяны, председатель говорит ей, что всё это благодаря Климу. Марьяна хочет поблагодарить Клима, но начинает его целовать, а когда заходит председатель, выпрыгивает в окно. Йумор как он есть. Ха-ха. А когда председатель поручает Климу готовить свадьбу Назару, Клим устраивает истерику и кричит, что сам любит Марьяну.

Ох уж эти хитроумные заверты вокруг отношенек. На основе своего гигантского опыта работы в этой теме, заявляю: чем сложнее всё завернёшь, тем хуже всё получится. Тем больше будет горя, нескладухи, разочарований и потерь. И наоборот: чем проще и прозрачнее будешь себя вести, тем всё будет понятнее и лучше. Я понимаю, что это основная мелодраматическая интрига (конфликт) фильма, и такой подход авторы осуждают, показывая все эти перипетии. Но, пользуясь случаем, считаю нужным сказать о лучшем оружии мужчины и женщины: прямоте и открытости.

Ну а дальше всё закономерно: объяснения, свадьба, лекция на тему классовой борьбы и построения социализма – прямо на свадьбе. Очень уместно, да.

Отмечу, что в фильме привлекательно показан простой труд: тракториста, почтальона. Труд сельского механизатора демонстрируется не как ссылкой для дебилов («Не закончишь институт – будешь колхозником!»), а интересным, увлекательным, в чём-то даже творческим, интеллектуальным, в нём надо разбираться. Ну и конечно трактористы – будущие танкисты, защитники Родины, практически герои, это подчёркивается много раз. Работе почтальона посвящена задорная песня о том, какое важное дело осуществляет письмоносец, как важен этот человек для всех. Любой старательный труд был в чести и превозносился. Сейчас привлекательными показываются работа моделей, бизнесменов и разных креаклов, а другие, менее «возвышенные», занятия демонстрируются со снисхождением, вроде как они для людей второго сорта. Это неправильно. Во-первых, без знаний и навыков даже корову не подоишь, а во-вторых, не будь людей «обычных» профессий, все эти понтовые блоггеры и дизайнеры сидели бы без света, воды, еды и крыши над головой.

В общем и целом марксо-энгельсовская идеология по переделке женщин в мужчин, по доказательству, что женщины во всём превосходят мужчин делают из фильма феминистическую агитку, на фоне которой весь мелодраматизм (очень слабый) и юмор (просто дебильный) теряются. К чему вся эта феминизация приведёт – мы прекрасно знаем, расхлёбываем до сих пор.
 


Недостаточно прав для комментирования

Вход на сайт

ВКонтакте